Как привлечь генерального директора к субсидиарной ответственности

Как привлечь генерального директора к субсидиарной ответственности - картинка 1
Предлагаем ознакомиться со статьей на тему: "Как привлечь генерального директора к субсидиарной ответственности". На странице собрана информация с авторитетных источников и сделаны выводы. На все сопуствующие вопросы вам ответит дежурный консультант.

Шесть проблем субсидиарной ответственности: как их решат поправки Правительства

Как привлечь генерального директора к субсидиарной ответственности - картинка 2

Ответственность контролирующих лиц усиливается. Правительство только предложило поправки ко второму чтению законопроекта, но применять их планируют «задним числом»ко всем заявлениям, поданным с 1 июля 2017 года. Поэтому изучить поправки полезно уже сейчас. Проект ужесточает ответственность бухгалтеров, переносит бремя доказывания на контролирующих лиц и освобождает от расплаты «номиналов» при условии, что они «сдадут» теневого бенефициара. Какова сейчас практика по этим вопросам и как ее скорректируют поправки Правительстварассказали эксперты.

В пятницу 7 июля Правительство опубликовало поправки в закон о банкротстве, которые усиливают ответственность контролирующих лиц. Это потенциально востребованный институт, ведь порядка 70% компаний приходят к процедуре несостоятельности без активов, а удовлетворяемость незалоговых требований колеблется на уровне 3%. Средства, чтобы заплатить по долгам, могут быть у контролирующих лиц – руководителей и бенефициаров фирмы. Сейчас суды удовлетворяют лишь 25% требований арбитражных управляющих о привлечении к субсидиарной ответственности, указывает руководитель правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Эдуард Олевинский. Кроме того, наверняка есть немало случаев, когда из-за сложностей было решено даже не пытаться привлечь контролирующих лиц к ответственности, пусть даже для этого были основания.

Поэтому власти пытаются сделать институт субсидиарной ответственности удобнее и эффективнее. Основная часть поправок в закон была принята и уже вступила в силу в июле: контролирующих лиц разрешили привлекать к ответственности за пределами банкротства и в том случае, когда процедуру несостоятельности нечем оплачивать (подробнее см. «Субсидиарная ответственность по долгам компаний выходит за пределы банкротства»). Поправки, обнародованные 7 июля, носят дополняющий характер, но могут существенно поменять судебную практику в пользу кредиторов, в частности, изменить бремя доказывания. Проекту еще предстоит пройти второе чтение, но его уже предполагается применять «задним числом» – к заявлениям, поданным с 1 июля 2017 года. Так что изучить его положения полезно уже сейчас.

«Право.ru» проанализировало шесть проблем банкротства, которые затрагиваются в законопроекте, выяснило, каково нынешнее положение дел и удастся ли его исправить новыми мерами.

1. Определение круга ответственных лиц

Что касается менеджмента, чаще всего к субсидиарной ответственности привлекают исполнительный орган юрлица (генерального директора). А доказать причастность бенефициара может быть сложно, если он получает выгоду опосредованно, например, с помощью фиктивных корпоративных структур, или способом, который прямо не указан в законе.

Правительство в своем законопрокте предлагает, как можно облегчить эту задачу. В поправках предлагается привлекать к ответственности в том числе тех, кто извлекал выгоду «из незаконного или недобросовестного поведения лиц, имеющих право выступать от имени должника». Кроме того, арбитражному суду дается право усмотрения признать лицо контролирующим по «иным основаниям». По предположению старшего юриста DS Law Татьяны Ворониной, это может быть заслоном на случай попыток обойти нормы права: «Законодатель дает сигнал, что это не получится».

Поправки обращают внимание на то, что контролировать компанию-должника можно в силу служебного положения. Впервые указываются финансовые директора и главные бухгалтеры, а также иные лица, кто в силу доверенности или трудовых документов может совершать сделки от имени должника. Ответственность бухгалтеров резко возрастает, обращает внимание Юлия Литовцева, руководитель практики банкротства и антикризисной защиты бизнеса «Пепеляев Групп».

По ее мнению, предложенные меры существенно повысят гарантии кредиторов. Определения в законопроекте максимально широкие, «резиновые», оценивает Воронина. «Но поскольку в любом случае надо доказывать вину контролирующего лица – их, наверное, нельзя будет использовать против тех, кто ведет себя добросовестно», – рассуждает эксперт.

2. Номинальные директора

Сейчас судебная практика только подходит к решению проблем прозрачности управления компаниями, говорит партнер КА «Юков и партнеры» Светлана Тарнопольская. По ее словам, сейчас нет универсального ответа, как отличить бенефициара от номинала, как и широкой практики поиска скрытых бенефициаров. Трудность выявления «теневого собственника» бизнеса известна многим юристам в сфере банкротства. А у контролирующих лиц есть весь арсенал средств, чтобы скрыть свою персону, в числе которых – цепочки трастов и офшоров.

[2]

Законопроект Правительства предлагает номинальным директорам и учредителям стимул самим «проколоть корпоративную вуаль»: они частично или полностью избавятся от ответственности, если помогут выявить реальных бенефициаров. Эта новая для банкротства мера может сработать, но, скорее всего, в тех случаях, когда директорам есть что терять, рассуждает Воронина. По ее словам, обычно «номиналы» уже готовы к негативным последствиям и у них нечего взять по долгам компании.

Одних свидетельских показаний «номинала», который укажет контролирующее лицо, будет недостаточно – нужны будут и другие доказательства, говорит Тарнопольская. А по словам Олевинского, эффективность мер будет во многом зависеть от способности и желания арбитражных судов проводить допросы свидетелей. Пока что с этим большие сложности. По наблюдению Олевинского, практика освобождения «номиналов» от ответственности на основании свидетельских показаний пока отсутствует, если не брать в расчет громкие дела о банкротстве банков, которыми занимается АСВ.

3. Проблема фиктивных долгов

Банкроты нередко грешат созданием фиктивных долгов. Это позволяет им получить контроль над процедурой несостоятельности и «размыть» требования настоящих кредиторов. Фиктивность задолженности на практике может быть крайне сложно доказать, например, если заем «прогнали» через счета скрыто аффилированных лиц, говорит Тарнопольская.

Законопроект предлагает возложить ответственность на контролирующих лиц в случаях, когда банкротство возбудил сам должник, если у него была возможность погасить долги или он не пытался оспорить необоснованные требования кредиторов. Окажется ли действенным такой простой способ, как возложение ответственности, пока трудно прогнозировать, говорит Тарнопольская. Но пока нет других работающих механизмов, этот хорош уже тем, что пытается решить проблему, признает эксперт.

4. Проблема доказывания

В некоторых случаях закон презюмирует, что именно виновные действия контролирующих лиц довели компанию до банкротства. В остальных приходится обосновывать вину и противоправность поведения. Ее подчас очень сложно доказать, и во многом поэтому суды отказываются привлекать лиц к субсидиарной ответственности, говорит Олевинский.

Законопроект Правительства рассказывает, как переложить бремя доказывания на «подозреваемое» лицо. Оно обязательно предоставляет отзыв на заявление, где полно излагает свои возражения. Если такого отзыва нет или он по сути формальный – арбитражный суд может переложить на «подозреваемого» бремя доказывания того, что его нет оснований привлекать к ответственности.

Это очень смелое основание переноса бремени доказывания, комментирует Тарнопольская. Ей это напоминает меру устрашения контролирующих лиц, которые не захотят «выйти из тени». Олевинский предсказывает, что допросы и освобождение от ответственности «номинальных» директоров могут быть использованы в банкротстве по налоговым статьям. Но загубить эту возможность легко: достаточно нескольких громких дел, где показания номинального директора его не спасли, предупреждает Олевинский.

Кроме того, законопроект устанавливает еще одну презумпцию. Контролирующие лица несут субсидиарную ответственность при невозможности полностью удовлетворить требования, если они совершили, одобрили или получили выгоду от сделки, причинившей ущерб кредиторам. Уже сейчас презюмируется вина контролирующих лиц по сделкам, которые оспариваются в банкротстве, говорит Олевинский. Но Правительство в законопроекте ничего не говорит о том, что надо дождаться судебного акта по самой сделке, обращает внимание эксперт. Получается, в одном и том же деле разрешаются два спора.

5. Проблема материального стимулирования арбитражных управляющих

Сейчас конкурсные управляющие (помимо «оклада» в 30 000 руб. в месяц) получают от 3 до 7% от всех реестровых требований в зависимости от того, сколько выручили кредиторы (п. 13 ст. 20.6 закона о банкротстве). Учитывая минимальную удовлетворяемость требований, можно сказать, что в большинстве случаев это 3%.

Правительство предлагает награждать управляющих 30% от суммы, которая поступила в итоге привлечения к субсидиарной ответственности (в нее входит оплата других специалистов, которых привлек управляющий). Это стимул для реального пополнения конкурсной массы, полагает Литовцева. Идея прогрессивная, только вот управляющие получат вознаграждение лишь в случае поступления средств кредиторам, комментирует Олевинский. Получается «голый» гонорар успеха, говорит юрист.

6. Выиграли спор: что дальше?

Сейчас в законодательстве есть пробел в том, что касается дальнейшей судьбы субсидиарной ответственности после того, как суд вынес «положительное» решение, говорит партнер BMS Law Firm Денис Фролов. А права требования к контролирующим лицам обычно продаются за бесценок.

Законопроект детально регламентирует, что и как кредиторы могут сделать с правом требования к контролирующему лицу: реализовать его, продать или уступить кредитору часть в размере его требования. Предложен порядок ведения сводного исполнительного производства. При этом внимание уделяется защите прав всех кредиторов.

По мнению Тарнопольской, механизмы, которые предлагает законопроект, могут помочь сохранить стоимость права требования при его продаже. Но только если есть имущество, на которое можно наложить взыскание. А главная проблема найти реальные активы была, есть и будет, подытоживает Тарнопольская.

http://pravo.ru/review/view/142574/

Субсидиарная ответственность бывшего директора

Как привлечь генерального директора к субсидиарной ответственности - картинка 4

Передача документов арбитражному управляющему. Защита от субсидиарной ответственности бывшего директора. Субсидиарная ответственность за непередачу документов.

На руководителе организации, в отношении которой возбуждено дело о несостоятельности, лежит обязанность по передаче арбитражному управляющему финансовой и иной документации, связанной с экономической деятельностью должника. Отсутствие или искажение документов об имуществе организации, её кредиторах и должниках способно затруднить или сделать невозможным надлежащее формирование конкурсной массы и соразмерное удовлетворение притязаний конкурсных кредиторов.

В связи с этим Закон о банкротстве предусматривает такое основание привлечения контролирующего лица должника к субсидиарной ответственности, как невозможность удовлетворения требований кредиторов ввиду отсутствия надлежащей документации, из чего суды делают вывод о возможности привлечения руководителя должника к ответственности за её непредставление.

Фабула дела:

В рамках дела о несостоятельности ЖЭУ (должник) конкурсный управляющий (заявитель) просил привлечь к субсидиарной ответственности бывшего руководителя должника (ответчик), обосновывая свои требования тем, что ответчик не передал необходимую документацию для проведения процедур в деле о несостоятельности, хотя соответствующая обязанность была возложена на него арбитражным судом.

Ответчик настаивал, что ко времени истребования у него документов он уже не являлся руководителем должника, а сведения ЕГРЮЛ неверны. При этом он сообщал конкурсному управляющему, где можно получить необходимые ему документы.

Суд первой инстанции отклонил требования заявителя ввиду недоказанности того факта, что какие-либо действия ответчика повлекли убытки для кредиторов, а также недоказанности вины бывшего руководителя.

Суд апелляционной инстанции отменил определение суда первой инстанции и привлек бывшего руководителя к субсидиарной ответственности в размере последней известной балансовой стоимости активов должника, указав, что его виновное противоправное бездействие по представлению документации повлекло невозможность формирования конкурсной массы должника. Суд округа оставил постановление апелляционного суда без изменения.

Судебный акт: постановление АС Уральского округа от 30.04.2019 по делу № А07-627/2017 [Ф09-1715/2019]

Выводы суда:

1. Предполагается, что полное удовлетворение требований кредиторов невозможно по причине непредставления контролирующим лицом необходимой документации, если в результате этого существенно затруднены процедуры банкротства, в частности, формирование и реализация конкурсной массы.

2. На момент рассмотрения дела конкурсная масса не сформирована. За 2 года до банкротства у должника имелось ликвидное имущество на несколько миллионов рублей, но за 1 год до несостоятельности оно на балансе не числилось, а стоимость активов стала равной 0 рублей. Представить пояснения относительно массового выбытия имущества должника бывший руководитель не смог. Таким образом, ответчиком совершены неправомерные действия, которые повлекли невозможность погашения требований кредиторов.

3. Увольнение руководителя должника само по себе не свидетельствует об отсутствии у него необходимой документации, касающейся хозяйственной деятельности должника, и не прекращает обязанность бывшего руководителя по передаче информации арбитражному управляющему.

4. Сведения об увольнении руководителя, следующие из трудовой книжки и приказа об увольнении, не могут быть приняты во внимание, поскольку они противоречат сведениям из ЕГРЮЛ, являющегося публичным реестром, рассчитанным на предоставление информации третьим лицам.

5. Размер субсидиарной ответственности ответчика должен ограничиваться стоимостью активов должника, имевшихся у него согласно бухгалтерской отчетности.

Комментарии:

1) Отсутствие финансовых документов должника является разновидностью общего основания привлечения к субсидиарной ответственности – невозможности полного погашения требований кредиторов. Когда полное погашение этих требований невозможно (а это случается практически в каждом случае несостоятельности), предполагается, что это следствие отсутствия документов у арбитражного управляющего, но только если это обстоятельство действительно нарушило процесс удовлетворения требований кредиторов, которое управляющему необходимо доказать.

2) Требовать представления документов можно не только от действующего руководителя должника, но и от лица, у которого фактически находятся соответствующие сведения, однако в таком случае истцу необходимо это доказать. В рассматриваемом деле обязанность по передаче документов уже была возложена вступившим в силу судебным актом, поэтому отрицание ответчиком оснований для истребования у него документов не может приниматься во внимание.

3) Закон о банкротстве не устанавливает в качестве основания ответственности непередачу арбитражному управляющему истребуемых документов относительно должника, речь идет об их отсутствии как таковом либо их искажении. Между тем, ответчик заявлял, что бухгалтерская и иная отчетность сохранена, но находится по адресу регистрации ЖЭУ, данное обстоятельство заявителем не оспаривалось. Однако такой широкий подход к толкованию поддерживается сложившейся судебной практикой.

[1]

4) Вопреки указаниям судов, не требовалось доказывания вины ответчика в невозможности полного удовлетворения требований — Законом о банкротстве установлено, что лицо, на которое возложена обязанность по составлению и хранению финансовой документации, должно доказать отсутствие своей вины. Соответственно, бремя доказывания по таким делам распределено аналогично общим условиям гражданско-правовой ответственности за причинение вреда (ст. 1064 ГК РФ), и вина ответчика презюмируется, если противной стороной доказано совершение противоправных действий (бездействия) и наступление вызванных ими вредных последствий.

5) Отрицая свою вину, бывший руководитель пояснял судам, что длительное время он не участвовал в управлении должником, поскольку находился на стационарном лечении, в подтверждение чего представил листки нетрудоспособности. При этом он частично передал истребованную у него документацию, а также обращался к арбитражному управляющему с письменными пояснениями относительно того, где и каким образом возможно получить доступ к полной документации должника.

Кроме того, конкурсное производство в отношении должника введено лишь через полгода после увольнения бывшего руководителя, т.е. в течение данного периода у должника был иной руководитель, осуществляющий свои полномочия наряду с арбитражным управляющим, а значит, он должен был предпринять действия к получению или восстановлению документов. В совокупности это может свидетельствовать о добросовестности ответчика, опровергающей его вину в отсутствии у конкурсного управляющего необходимых документов.

6) Суд округа занял иную позицию относительно оснований ответственности бывшего руководителя. Так, он указывает уже не на бездействие, а на неправомерные действия ответчика, повторно отмечая полную утрату активов должника. Фактически окружной суд посчитал, что с ответчика подлежат взысканию убытки, вызванные его действиями по выводу имущества ЖЭУ, но отменять либо изменять определение апелляционного суда не стал, поскольку эта ошибка не способна повлиять на правильный по существу судебный акт.

Не имеет значения, на какой вид ответственности указывает сам заявитель: в делах о банкротстве суд определяет основания ответственности контролирующих лиц должника самостоятельно, даже если это противоречит воле участвующих лиц;

7) При этом важно, что в материалах дела имелись сведения о возбуждении уголовного дела в отношении бывшего руководителя в связи с сокрытием имущества должника путем совершения денежных перечислений в обход расчетного счета. И хотя уголовное дело было прекращено в связи с отсутствием состава преступления, во-первых, из этого не следует, что недобросовестные действия как таковые не совершались руководителем; во-вторых, полученные в ходе следственных действий сведения не утрачивают статус доказательств в рамках гражданского процесса.

Несмотря на то, что окружная инстанция не ссылалась на материалы уголовного дела, судя по всему, они были учтены при формировании внутреннего убеждения судебной коллегии, в связи с чем ответчику следовало дополнительно разъяснить обстоятельства его уголовного преследования, сделав акцент на своей добросовестности.

8) Кроме того, бывшему руководителю следовало хотя бы в самом общем виде разъяснить судам, при каких обстоятельствах и по каким причинам должник утратил всё имеющееся у него имущество, тем более, что суды всех инстанций ставили этот вопрос на обсуждение. Если ответчик действовал в соответствии с принятыми обычаями делового оборота и в целом вел себя добросовестно, либо, будучи номинальным директором, никак не мог определять действия организации по распоряжению имуществом, его вина опровергается, что препятствует привлечению руководителя к какой-либо ответственности по долгам должника.

9) Суд округа в своем постановлении фактически поправил нижестоящие суды, указав, что ответчик являлся руководителем должника именно по указанную в трудовой книжке дату, в то же время выразил несогласие с позицией ответчика ввиду принципа публичной достоверности реестра. Такой подход неверен: сведения в ЕГРЮЛ предполагаются верными для третьих лиц, но не для суда (и не для ФНС), тем более в ситуации, когда имеются явные доказательства обратного. Кроме того, этот принцип касается лишь юридического лица, но не руководителя, который является его органом управления.

[3]

Регулирование рассчитано на защиту контрагентов юридического лица, которые вправе полагаться на достоверность сведений реестра (о лице, уполномоченном действовать от имени компании без доверенности и т.п.). Отдавать во всех случаях предпочтение публичным реестровым сведениям некорректно, поскольку это может означать переложение на формального реестрового руководителя негативных последствий действий (бездействия) реального руководства общества и государственного регистратора, допустивших такую ошибку.

10) Дата увольнения подтверждается трудовой книжкой бывшего руководителя и приказом о его увольнении. Эти документы являются надлежащими доказательствами, участвующие в деле лица не заявляли об их подложности. Более того, в основе статуса руководителя должника лежит именно его положение в соответствии с внутренними документами организации – так, если директором общества в ЕГРЮЛ ошибочно числится лицо, не имеющее никакого отношения к этому юридическому лицу, это обстоятельство не делает такого гражданина руководителем общества.

11) По общему правилу, размер субсидиарной ответственности равен совокупному размеру требований кредиторов должника. В данном деле требования кредиторов составляли порядка 60 млн рублей, но суды ограничили размер ответственности бывшего руководителя 24 млн рублей – суммой, равной стоимости ранее имевшихся активов ЖЭУ. Подобное ограничение ответственности возможно в том случае, если размер требований кредиторов существенно превышает вред, причиненный по вине руководителя должника.

Очевидно, что невозможность выявления или вывод (сокрытие) имущества может причинить вред лишь на сумму стоимости таких активов, а взыскание остальной части всех кредиторских требований означало бы ответственность ответчика за деятельность должника как таковую, без учета действий (бездействия) руководителя, что лишало бы смысла существование юридических лиц.

У нас также есть аудиоподкасты. Это выпуски по 2-5 минут. Посвящены одному спору, конфликту или новости. Их можно слушать прямо на нашем сайте, на сайте подкаст-площадки или скачать себе на компьютер, смартфон и пр. Выпуск 1 (о субсидиарной ответственности); Выпуск 2 (оспаривание договора по мотиву злоупотребления правом); Выпуск 3 (расторжение договора по инициативе продавца, что учесть?). Еще пара десятков по ссылке.

Вы не поверите, но для любителей коротких и полезных видео, у нас появились видеоподкасты. Например, видеоподкаст на тему «Налоги. Оптимизация. Перевод сотрудников в ИП» можно посмотреть по ссылке.

Обратим внимание, что юридическая фирма «Ветров и партнеры» в 2018 году отмечена отраслевым рейтингом юридических компаний Право.ру-300 в номинации «Арбитражное судопроизводство». Это позволило нам войти в ТОП-50 региональных компаний по всей России в данной номинации.

В случае, если Ваш судебный спор или иной спор, договорная работа или любая другая форма деятельности касается вопросов, рассмотренных в данном или ином нашем материале, рекомендуем проверить и убедиться, что Ваша правовая позиция соответствует последним изменениям практики и законодательству.

Мы будем рады оказать Вам юридическую помощь по поводу минимизации юридических рисков и имеющимся возможностям. Мы постараемся найти решение, подходящее именно для Вас.

Звоните по телефону +7 (383) 310-38-76 или пишите на адрес [email protected]

Наша юридическая компания оказывает различные юридические услуги в разных городах России (в т.ч. Новосибирск, Томск, Омск, Барнаул, Красноярск, Кемерово, Новокузнецк, Иркутск, Чита, Владивосток, Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Нижний Новгород, Казань, Самара, Челябинск, Ростов-на-Дону, Уфа, Волгоград, Пермь, Воронеж, Саратов, Краснодар, Тольятти, Сочи).

Дмитрий Подгорный, юрист-аналитик

http://vitvet.com/blog/podgornyj/subsidiarnaya_otvetstvennost_byvshego_rukovoditelya/

Как привлечь генерального директора к субсидиарной ответственности?

Предыстория субсидиарной ответственности. В соответствии с решением суда с Должника была взыскана задолженность по договору поставки. Исполнительный лист не был исполнен по некоторым субъективным причинам, а по истечении определенного периода времени Должник прекратил свою деятельность и был исключен из ЕГРЮЛ.

Кредитором к бывшему директору общества был предъявлен иск, который был удовлетворен арбитражным судом, то есть бывший директор был привлечен к субсидиарной ответственности по долгам Должника.

Мотивировочная часть решения суда. 20.10.2017 на основании пункта 2 статьи 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 года № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», согласно которому юридическое лицо, которое в течение 12-ти месяцев, предшествующих моменту принятия регистрирующим органом соответствующего решения, не представляло документы отчетности, предусмотренные законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, не осуществляло операций хотя бы по одному банковскому счету, признается фактически прекратившим свою деятельность.

В соответствии с пунктом 1 статьи 399 Гражданского кодекса Российской Федерации до предъявления требований к лицу, которое в соответствии с законом, иными правовыми актами или условиями обязательства несет ответственность дополнительно к ответственности другого лица, являющегося основным должником (субсидиарную ответственность), кредитор должен предъявить требование к основному должнику. Если основной должник отказался удовлетворить требование кредитора или кредитор не получил от него в разумный срок ответ на предъявленное требование, это требование может быть предъявлено лицу, несущему субсидиарную ответственность.

В силу пунктов 1 и 2 статьи 9 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) должник отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества. Заявление должника должно быть направлено в арбитражный суд в случаях, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, в кратчайший срок, но не позднее чем через месяц с даты возникновения соответствующих обязательств.

Недостаточность имущества – превышение размера денежных обязательств и обязанностей по уплате обязательных платежей должника над стоимостью имущества (активов) должника, а неплатежеспособность — прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств. При этом недостаточность денежных средств предполагается, если не доказано иное (статья 2 Закона о банкротстве).

На основании пункта 2 статьи 3 Закона о банкротстве юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанность не исполнены им в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены.

На основании пункта 2 статьи 10 вышеназванного Закона (здесь и далее в редакции, действующей для совершения предполагаемых действий) предусмотрено, что нарушение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд в случаях и в срок, которые установлены статьей 9 настоящего Федерального закона, влечет за собой субсидиарную ответственность лиц, на которых настоящим Федеральным законом возложена обязанность по принятию решения о подаче заявления должника в арбитражный суд и подаче такого заявления, по обязательствам должника, возникшим после истечения срока, предусмотренного пунктами 2 и 3 статьи 9 настоящего Федерального закона.

Из содержания вышеприведенных положений статьей 9, 10 Закона о несостоятельности в их взаимосвязи следует, что сам факт неисполнения обязанности руководителем юридического лица по подаче заявления о банкротстве предприятия в арбитражный суд является основанием для привлечения его к субсидиарной ответственности.

Субсидиарная ответственность для указанного выше лица является одной из мер обеспечения надлежащего исполнения возложенной на него законом обязанности. Причем не имеет значения, умышленно бездействует руководитель или нет.

В рамках разрешения вопроса о своевременности подачи заявления о банкротстве в арбитражный суд не требуется доказывать факт совершения ответчиком противоправных действий (бездействия), вызвавших несостоятельность юридического лица, а также причинно-следственную связь между действиями ответчика (бездействием), выразившимся в неподаче заявления и наступившим вредом, поскольку несвоевременность подачи руководителем юридического лица подобного заявления является самостоятельным основанием для наступления субсидиарной ответственности.

Пунктом 1 статьи 10 Закона о банкротстве определено, что в случае нарушения руководителем должника положений настоящего Федерального закона указанные лица обязаны возместить убытки, причиненные в результате такого нарушения.

В абзаце 2 пункта 2 статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации указано, что юридическое лицо может быть ликвидировано по решению его учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами, в том числе в связи с истечением срока, на который создано юридическое лицо, с достижением цели, ради которой оно создано.

В силу статьи 419 Гражданского кодекса Российской Федерации, обязательство прекращается ликвидацией юридического лица (должника или кредитора), кроме случаев, когда законом или иными правовыми актами исполнение обязательства ликвидированного юридического лица возлагается на другое лицо (по требованиям о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и др.).

Не проявление должной меры заботливости и осмотрительности со стороны руководителя юридического лица означает наличие вины в причинении убытков кредиторам юридического лица – банкрота (абзац 2 пункт 1 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Таким образом, для целей разрешения вопроса о привлечении бывшего руководителя к ответственности по упомянутым основаниям установление момента подачи заявления о банкротстве должника приобретает существенное значение, учитывая, что момент возникновения такой обязанности в каждом конкретном случае определяется моментом осознания руководителем критичности сложившейся ситуации, очевидно свидетельствующей о невозможности продолжения нормального режима хозяйствования без негативных последствий для должника и его кредиторов.

В связи с этим в процессе рассмотрения такого рода заявлений, помимо прочего, необходимо учитывать режим и специфику деятельности должника, а также то, что финансовые трудности в определенный период могут быть вызваны преодолимыми временными обстоятельствами.

Проанализировав установленные обстоятельства, суд пришел к выводу, что поскольку ответчик, как руководитель Должника при наличии признаков неплатежеспособности, не обратился в установленный законом срок в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом, его бездействие является противоправным, а не проявление им должной меры заботливости и осмотрительности доказывает наличие его вины в причинении убытков кредиторам юридического лица — банкрота.

При этом бремя доказывания отсутствия причинной связи между невозможностью удовлетворения требований кредитора и нарушением обязанности, предусмотренной пунктом 1 статьи 61.12 Закона о банкротстве, лежит на привлекаемом к ответственности лице (лицах).

Поскольку Ответчик как руководитель должника при наличии у Должника признаков объективного банкротства не обратился в арбитражный суд с соответствующим заявлением о признании должника банкротом, суд приходит к выводу о наличии совокупности условий для привлечения его к субсидиарной ответственности.

Обсудить статью можно с социальных сетях FACEBOOK или ВКОНТАКТЕ .

Уважаемый читатель, правовое партнерство «Ефимов и партнеры» на профессиональной основе оказывает услуги по судебному взысканию, а также сопровождает исполнительное производство.

http://efimovlaw.ru/subsidiarnoj-otvetstvennosti/

Субсидиарная ответственность директора и учредителя

Как привлечь генерального директора к субсидиарной ответственности - картинка 9

Обязанности директора общества. Бездействие директора. Субсидиарная ответственность.

В рамках существующей юридической конструкции общества с ограниченной ответственностью достаточно оснований считать, что “главным” в обществе является все же его участник, а не директор. Именно участник определяет основные направления деятельности общества и именно он назначает и освобождает от должности директора, если деятельность последнего не соответствует ожиданиям участника.

Однако будет ли иметь значение такая “иерархия”, когда решается вопрос о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц — как участника, так и директора. Будет ли у директора возможность освободиться от ответственности или хотя бы уменьшить ее размер, ссылаясь на то, что он действовал к выгоде участника и по его указанию?

Фабула дела:

Конкурсный кредитор обратился с заявлением о привлечении бывшего директора должника к субсидиарной ответственности. В качестве обоснования заявленных требований указал, что директор осуществил передачу бухгалтерских и иных документов не в полном объеме, что помешало формированию конкурсной массы и расчету с кредиторами.

Указанное дело было объединено в одно производство с производством по заявлению конкурсного управляющего должника, который просил привлечь к субсидиарной ответственности единственного участника должника, который являлся таковым с даты создания общества, включая период возникновения задолженности перед кредиторами, а также лицо, которое в последующем являлось единственным участником должника. По мнению конкурсного управляющего, все указанные лица контролировали должника, допустили банкротство, совершали действия, повлекшие привлечение общества к налоговой ответственности, осуществляли действия по выводу активов и препятствовали формированию конкурсной массы.

Забегая вперед, скажем, что избежать привлечения к ответственности удалось только лицу, которое было в статусе участника непродолжительное время — в течение полутора месяцев. Суд пришел к выводу, что указанное лицо не принимало управленческих решений и не совершало хозяйственных операций, в связи с чем отсутствуют основания для признания его контролирующим должника лицом. Бывший директор должника и его бывший участник были солидарно привлечены к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, с них солидарно взыскано более 44 миллионов рублей.

Судебный акт: решение АС Челябинской области от 18.02.2019 по делу №А76-3528/2015

Выводы суда:

1. Реальный корпоративный контроль над должником осуществлял его единственный участник, который отдавал распоряжения финансово-хозяйственного характера на совершение сделок с имуществом должника и проведение хозяйственных операций. Он также являлся руководителем директора должника в другой компании группы компаний, где директор должника, в свою очередь, занимал должность заместителя руководителя.

2. Сделки по приобретению должником транспортных средств по заведомо завышенной цене у дочери единственного участника, сделка по продаже недвижимого имущества должника участнику без проведения покупателем фактического расчета совершены в интересах единственного участника без какой-либо выгоды для должника.

3. Несмотря на то, что выгоду от сделок получил единственный участник, и им же отдавались распоряжения по проведению хозяйственных операций, бывший директор должника также является контролирующим должника лицом, поскольку он осуществлял руководство обществом, от его имени совершались сделки. Будучи ЕИО, он отдавал себе отчет в том, что его действия, включая совершаемые по указанию участника и в интересах последнего, причиняют ущерб интересам кредиторов и общества.

4. Руководителем должника совершались перечисления в пользу фирм-однодневок в целях последующего обналичивания денежных средств без совершения реальных хозяйственных операций. Полученные денежные средства передавались единственному участнику, который распоряжался ими по собственному усмотрению. Отраженные в бухгалтерском учете сведения, включая данные о дебиторской задолженности, были существенно искажены, не носили реального характера.

5. Объективный момент неплатежеспособности должника наступил с момента формирования бухгалтерской отчетности за 2014 год, содержащей сведения о непокрытом убытке в размере 23 110 тыс. рублей. В связи с этим в 2015 году возникла неисполненная руководителем должника обязанность по подаче заявления в суд о признании должника банкротом.

При этом, соответствующая обязанность для участника общества была установлена пунктом 3.1. статьи 9 Закона о банкротстве, который был введен в действие Федеральным законом от 29.07.2017 №266-ФЗ и обратной силы не имел. В этой части суд не усмотрел в бездействии участников общества нарушения закона.

Комментарии:

1) Факт признания участника должника лицом, принимавшим ключевые финансово-хозяйственные решения и лицом, к выгоде которого были совершены сделки по выводу активов должника, не лишает директора статуса контролирующего лица, поскольку являясь ЕИО, он обязан обеспечить работу системы управления обществом.

2) Виновное бездействие директора выразилось также в невыполнении обязанности по обращению в суд с заявлением о признании должника банкротом, и в невыполнении им, как руководителем должника, обязанностей по ведению (составлению) и хранению документов бухгалтерского учета и отчетности, что существенно затруднило и воспрепятствовало формированию конкурсной массы. В частности, сделало невозможным взыскание дебиторской задолженности на сумму более 10 миллионов рублей по причине отсутствия первичных документов.

3) При оценке степени вины директора суд не принял во внимание его доводы о том, что планируя осуществлять хозяйственную деятельность в сфере строительства в составе группы компаний, контролируемых единственным участником должника, директор планировал вывести предприятие из кризиса и рассчитаться с кредиторами, однако вследствие конфликта с участником был уволен из штата и фактически выведен из бизнеса.

Суд счел такое поведение противоправным, виновным, лишенным предпринимательского расчета в получении прибыли, за счет которой возможно удовлетворение требований кредиторов.

4) Суд мог уменьшить размер субсидиарной ответственности директора, если бы им были совершены действия, способствовавшие установлению имущества должника (либо участника), за счет которого могли быть удовлетворены требования кредиторов. В таком случае директор отвечал бы солидарно с участником в той части, в которой ответственность директора не была уменьшена.

Этой темы мы касались на вебинаре «Корпоративные войны собственников бизнеса. Плохой мир или хорошая война?» Предлагаем вам посмотреть фрагмент вебинара:

У нас также есть аудиоподкасты. Это выпуски по 2-5 минут. Посвящены одному спору, конфликту или новости. Их можно слушать прямо на нашем сайте, на сайте подкаст-площадки или скачать себе на компьютер, смартфон и пр. Выпуск 1 (о субсидиарной ответственности); Выпуск 2 (оспаривание договора по мотиву злоупотребления правом); Выпуск 3 (расторжение договора по инициативе продавца, что учесть?). Еще пара десятков по ссылке.

Вы не поверите, но для любителей коротких и полезных видео, у нас появились видеоподкасты. Например, видеоподкаст на тему « Субсидиарная ответственность и общество с безграничной ответственностью » можно посмотреть по ссылке.

В случае, если Ваш судебный спор или иной спор, договорная работа или любая другая форма деятельности касается вопросов, рассмотренных в данном или ином нашем материале, рекомендуем проверить и убедиться, что Ваша правовая позиция соответствует последним изменениям практики и законодательству.

Мы будем рады оказать Вам юридическую помощь по поводу минимизации юридических рисков и имеющимся возможностям. Мы постараемся найти решение, подходящее именно для Вас.

Звоните по телефону +7 (383) 310-38-76 или пишите на адрес [email protected]

Наша юридическая компания оказывает различные юридические услуги в разных городах России (в т.ч. Новосибирск, Томск, Омск, Барнаул, Красноярск, Кемерово, Новокузнецк, Иркутск, Чита, Владивосток, Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Нижний Новгород, Казань, Самара, Челябинск, Ростов-на-Дону, Уфа, Волгоград, Пермь, Воронеж, Саратов, Краснодар, Тольятти, Сочи).

Галина Короткевич, партнер. Люблю кофе, всякие вкусняшки, банкротные дела и корпоративное право. Пишу статьи, ищу интересную информацию и предлагаю способы ее практического использования. Верю, что благодаря качественной юридической аналитике клиенты приходят к юридической фирме, а не наоборот. Согласны? Тогда давайте дружить на Facebook.

http://vitvet.com/blog/gkorotkevich/bezdejstvie_direktora_kak_osnovanie_dlya_privlecheniya_k_subsidiarnoj_otvetstvennosti/

Литература


  1. Яблочков, Т. Гражданская ответственность дуэлянтов / Т. Яблочков. — М.: Типо-лiтография Т-ва Владимиръ Чичеринъ в Москве, 2018. — 686 c.

  2. Рассел, Джесси Академия юриспруденции — Высшая школа права «Адилет» / Джесси Рассел. — М.: VSD, 2013. — 537 c.

  3. Власенко, Н.А. Модернизация специальностей в юриспруденции. Сборник материалов по итогам подготовки паспорта специальностей научных работников / Н.А. Власенко. — М.: Проспект, 2015. — 747 c.
  4. Тарский, А. Введение в логику и методологию дедуктивных наук / А. Тарский. — М.: [не указано], 2014. — 694 c.
  5. Ушаков, Н.А. Международное право; Institutiones, 2011. — 304 c.

Добавить комментарий

Мы в соцсетях

Подписывайтесь на наши группы в социальных сетях