Субсидиарная ответственность акционеров

Субсидиарная ответственность акционеров - картинка 1
Предлагаем ознакомиться со статьей на тему: "Субсидиарная ответственность акционеров". На странице собрана информация с авторитетных источников и сделаны выводы. На все сопуствующие вопросы вам ответит дежурный консультант.

Субсидиарная ответственность за брошенные ООО

Субсидиарная ответственность акционеров - картинка 2

Словосочетание «Субсидиарная ответственность» за последние несколько лет прочно закрепилось в сознании и даже подсознании собственников бизнеса и их «приспешников». При этом, «субсидиарка» ассоциируется прежде всего с банкротством — затяжной и дорогостоящей процедурой.

Однако, на сегодняшний день привлечь контролирующее должника лицо (КДЛ — директора, участника и др.) к субсидиарной ответственности по долгам такого должника можно и в упрощенном режиме — фактически минуя банкротство. Если заявление о банкротстве возвращено налоговой инспекции по причине отсутствия средств для финансирования процедуры, то у нее сразу возникает право обратиться с заявлением о субсидиарной ответственности к соответствующим лицам. Если процедура банкротства прекращена по тому же основанию, то это право возникает и у других кредиторов.п. 3 ст. 61.14 Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Субсидиарная ответственность по долгам ООО на сегодня может быть вообще не связанной с его банкротством.

С июля 2017 года привлечь контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности можно и в случае исключения организации-должника из ЕГРЮЛ как недействующего. Данное правило распространяется только на ООО.

Эксперты taxCOACH подготовили материал на эту тему.

Юридическое лицо исключается из ЕГРЮЛ как недействующие, если:

  • в течение предшествующих 12 месяцев не сдавало отчетности и не осуществляло никаких операций по своим банковским счетам;
  • в течение шести месяцев в отношении организации в ЕГРЮЛ «висела» запись о недостоверности сведений о ней;
  • организацию невозможно ликвидировать ввиду отсутствия средств на осуществление ликвидации.

Это как раз та быстрая и бесплатная «ликвидация», на которую рассчитывали многие, прекращая отчитываться по деятельности ненужной компании.

Сейчас после исключения ООО из ЕГРЮЛ, согласно п. 3.1 ст. 3 ФЗ «Об ООО», кредиторы могут идти в суд с требованиями напрямую к директору, участнику или иному лицу, контролировавшему «брошенную» компанию.

Это связано с тем, что субсидиарная ответственность распространяется на следующих лиц:

  • единоличных исполнительных органов ООО и иных лиц, которые уполномочены выступать от его имени;
  • членов коллегиальных органов;
  • иных лиц, которые имеют фактическую возможность определять действия ООО, в том числе давать обязательные для исполнения указания руководителям организации.

В последней группе оказываются участники ООО, с привлечением которых к субсидиарной ответственности по рассматриваемому основанию ясность более-менее присутствует. Они точно относятся к категории лиц, способных давать обязательные для директора указания.

Меньше ясности в процедуре привлечения к субсидиарной ответственности «иных контролирующих лиц». Да, закон позволяет предъявлять требования и к ним, но здесь, скорее всего, возникнет сложность для кредитора в доказывании фактов преобладающего статуса этих лиц в организации. Тем более в той, которая исключена из реестра. Подобные факты можно установить, например, путем проведения опросов сотрудников, которые бы засвидетельствовали, кто действительно руководил компанией. Но вряд ли рядовые кредиторы обладают доступом к подобной информации. Очевидно, что процесс доказывания факта контроля у «иных» лиц будет для кредитора затруднительным.

При этом закон в качестве субсидиарных ответчиков указывает тех лиц, именно по вине которых не исполнено конкретное обязательство Общества. Вполне возможна ситуация, когда обязательство было не исполнено по вине одного директора, а при исключении из Реестра эту должность в компании занимало уже другое лицо.

Холдинговая структура не спасает от субсидиарной ответственности

Апелляция согласилась с применением субсидиарной ответственности, но суд округа отменил решение в части взыскания убытков с владельца холдинга. Суд округа исходил из того, что согласно должностной инструкции президент общества подотчетен генеральному директору и осуществляет лишь контроль над эффективной работой персонала компании и ее подразделений.

При рассмотрении данного дела Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ указала, что установление фактического контроля не всегда обусловлено наличием (отсутствием) юридических признаков аффилированности. Напротив, контролирующее лицо всегда заинтересовано в сокрытии своей связи с должником. При ином подходе фактические владельцы компании могли бы избегать ответственности путем составления нужных юридических документов.

[2]

Судьи Верховного Суда РФ признали президента контролирующим лицом на основании следующих признаков:

  1. согласно карточкам банковских счетов президент компании вправе распоряжаться денежными средствами общества самостоятельно;
  2. он является управляющим холдинговых компаний, которым принадлежат основные активы должника (объекты недвижимости и интеллектуальной собственности);
  3. на встречах с представителями государственных органов и СМИ президент позиционировал себя в качестве фактического владельца группы компаний (бенефициара).

Ответчик не смог опровергнуть доводы судей, и ВС РФ оставил в силе судебные акты, которые изначально привлекли его к субсидиарной ответственности.

Резюмируем:

1. Даже по компаниям, исключенным из ЕГРЮЛ самим налоговым органом, может «прилететь» субсидиарка. Под ударом все директора и участники исключенных ООО. Но только ООО.

2. Иск необходимо подавать в арбитражный суд по месту последней регистрации компании в ЕГРЮЛ.

3. Необходимо доказать недобросовестность или неразумность действий привлекаемого к ответственности лица, повлекших в итоге неисполнение должником своих обязанностей перед кредитором. Простое указание на то, что должник исключен из ЕГРЮЛ и поэтому его директор (учредители) должны оплатить долг, не принимается судами во внимание. Суды настаивают на подтверждении фактов умышленного не погашения долга, вызванного поведением таких лиц.

«Внебанкротная» субсидиарная ответственность

Тема субсидиарной ответственности у многих ассоциируется с банкротством, но на практике также возможно привлечение к субсидиарной ответственности контролирующих лиц вне рамок банкротного процесса. Если процент удовлетворения требований о привлечении к субсидиарной ответственности в рамках процедур банкротства достаточно велик и при этом суды уже перестали бояться удовлетворять подобные требования, то с привлечением контролирующих лиц к субсидиарной ответственности вне банкротства, ситуация немного сложнее.

Рассмотрим вопрос привлечения к субсидиарной ответственности вне рамок банкротного процесса с учетом действующего законодательства и актуальной судебной практики.

На практике может быть ситуация, когда вы получили решение суда, а ответчик уже «мертвый». Что дальше? Подавать заявление о банкротстве нашего «мертвого» должника или заявление в полицию о мошенничестве. Второй вариант мягко говоря сомнителен, так как стопроцентный отказ гарантирован.

Как может показаться, остается только первый вариант, но это не так, есть еще один вариант, и оба варианта могут быть очень эффективными при взыскании причитающегося.

Итак, рассмотрим данные варианты более детально.

ВАРИАНТ ПЕРВЫЙ – «КВАЗИБАНКРОТСТВО» ДОЛЖНИКА.

Почему «квази»? «Квази» — словообразовательная единица, образующая имена существительные со значением ложности, мнимости того, что названо мотивирующим именем существительным. Потому, что в нашем случае процедура банкротства, как процесс требующей особой инициации и соблюдения специальной процедуры его сопровождения, будет прекращена по основанию, предусмотренному ст. 57 Закона о несостоятельности (банкротстве), а именно из-за «отсутствия средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему».

Так, согласно п.1 ст. 61.19 Закона о несостоятельности (банкротстве), если после завершения конкурсного производства или прекращения производства по делу о банкротстве лицу, которое имеет право на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности в соответствии с пунктом 3 статьи 61.14 настоящего Федерального закона и требования которого не были удовлетворены в полном объеме, станет известно о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, предусмотренной статьей 61.11 настоящего Федерального закона, оно вправе обратиться в арбитражный суд с иском вне рамок дела о банкротстве.

Простыми словами, положения данной статьи закрепляют право заявителя по делу о банкротстве, подать заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности, в случае прекращения производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием финансирования в деле о банкротстве.

Что мы имеем в итоге? А имеем мы некую последовательность действий, которая позволяет нам обратиться на соответствующим заявлением в суд. Процесс взыскания задолженности данным путем по приблизительным расчетам может составить от 2-х лет (от получения судебного акта до привлечения к субсидиарной ответственности).

Как это работает на практике?

ООО «ТИТАН – СЕРВИС» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением о привлечении генерального директора ООО «Руспростройсервис» Берга Александра Олеговича к субсидиарной ответственности. Дело о банкротстве в отношении ООО «Руспростройсервис» было ранее прекращено по основании, предусмотренному абз.8 п.1 ст. 57 Закона о несостоятельности (банкротстве) из-за отсутствия финансирования.

Судами первой и апелляционной инстанции по делу № А40-230837/2018 в удовлетворении заявления было отказано. Суды первой и апелляционной инстанции указали, что в данной ситуации ООО «ТИТАН – СЕРВИС» было не вправе обращаться с заявлением о привлечении руководителя должника к субсидиарной ответственности.

Арбитражный суд Московского округа не согласился с выводами нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение.

Суды первой и апелляционной инстанции посчитали, что подлежит применению положения п. 3.1 ст. 3 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, а именно, «исключение общества из единого государственного реестра юридических лиц в порядке, установленном федеральным законом о государственной регистрации юридических лиц для недействующих юридических лиц, влечет последствия, предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации для отказа основного должника от исполнения обязательства. В данном случае, если неисполнение обязательств общества (в том числе вследствие причинения вреда) обусловлено тем, что лица, указанные в пунктах 1 — 3 статьи 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, действовали недобросовестно или неразумно, по заявлению кредитора на таких лиц может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам этого общества».

Также судами первой и апелляционной инстанции было указано, «поскольку пунктом 3.1 статьи 3 Закона №14-ФЗ установлены новые основания привлечения лица к субсидиарной ответственности по обязательствам юридического лица, ранее не предусмотренные законодательством Российской Федерации, суды посчитали, что положения пункта 3.1 статьи 3 Закона №14-ФЗ могут быть применены лишь в отношении действия (бездействия), являющегося основанием для привлечения лица к субсидиарной ответственности, которое было совершено после введения данной нормы закона в действие, то есть после 30.07.2017». Каких-либо доказательств в подтверждение того, что невозможность погашения задолженности перед истцом возникла вследствие действий (бездействия) ответчика, не представлено.

Отправляя дело на новое рассмотрение, суда кассационной инстанции указал, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене, поскольку, устанавливая фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, суды не в полной мере исследовали имеющиеся в деле доказательства, не дали оценку всем доводам истца, не учли положения статьи 61.11 Закона о банкротстве, по сути не рассмотрели заявленные истцом основания для привлечения к субсидиарной ответственности.

Краткая ремарка: Суд кассационной инстанции в своем решении акцентировал внимание на порядок привлечения лица к субсидиарной ответственности и необходимости правильного применения норм Закона о несостоятельности (банкротстве) с учетом фактических обстоятельств дела, что как раз-таки и укладывается в концепцию «квазибанкротства» должника для целей взыскания.

Краткий вывод: Данный способ работает.

ВАРИАНТ ВТОРОЙ – ПРИВЛЕЧЕНИЕ К СУБСИДИАРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ КОНТРОЛИРУЮЩЕГО ЛИЦА УЖЕ ЛИКВИДИРОВАННОГО ДОЛЖНИКА.

Ответ на поверхности и он содержится в п. 3.1 ст.3 Закона об ООО, на который ошибочно сослались суды первой и второй инстанции по делу А40-230837/2018 (о чем указал АС МО) (См. в первом варианте).

Так, согласно п. 3.1 ст.3 Закона об ООО, «исключение общества из единого государственного реестра юридических лиц в порядке, установленном федеральным законом о государственной регистрации юридических лиц для недействующих юридических лиц, влечет последствия, предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации для отказа основного должника от исполнения обязательства. В данном случае, если неисполнение обязательств общества (в том числе вследствие причинения вреда) обусловлено тем, что лица, указанные в пунктах 1 — 3 статьи 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, действовали недобросовестно или неразумно, по заявлению кредитора на таких лиц может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам этого общества».

Стоит сразу оговориться, что в данном случает речь идет о процедуре исключения юридического лица из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа, порядок которая определен в ст. 21.1 Закона о госрегистрации юридических лиц, так как это является ключевым моментом для целей последующего привлечении к субсидиарной ответственности контролирующего лица.

При этом, стоит иметь ввиду, что основным условием для привлечения учредителя (участника) и/или руководителя к субсидиарной ответственности по долгам ликвидированного юридического лица является недобросовестность и неразумность его/их поведения.

Никакой последовательности в данном случае мы не имеем. Имеем обоснование и правовую основу для обращения с заявлением о привлечении контролирующего лица должника, который фактически просто «испарился», к субсидиарной ответственности.

П.С.: Раньше нечто подобное встречал в кейсах по «снятию корпоративного покрова (вуали)». Достаточно редкое явление в нашей правовой действительности, но имеет место быть.

Небольшой подытог: Если так сложилось, и вы ждали до тех пор когда Ваш должник все-таки исполнит свои обязательства, но дождались того, что его просто исключили из ЕГРЮЛ, то знайте еще не все потеряно. На практике подобные успешные кейсы по привлечению контролирующего лица, ликвидированного должника, встречаются не часто, но они есть.

Как это работает на практике?

ООО «Уралснаб» обратилось в суд с заявлением о привлечении Мугаллимова Д.А. к субсидиарной ответственности по обязательствам исключенного из ЕГРЮЛ ООО «Стройлюкс».

Решением суда первой инстанции исковые требования ООО «Уралснаб» удовлетворены. Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции изменено в части размера, взысканных убытков. Учитывая, деликтный характер заявленных требований апелляционный суд отказал в части взыскания с ответчика процентов за незаконное пользование чужими денежными средствами.

Мугаллимова Д.А. (он же ответчик) не согласился с решениями судов первой и апелляционной инстанции обратился с кассационной жалобой.

Суд первой инстанции, исходя из положений п. 3 ст. 64.2, ст. 399 Гражданского кодекса РФ, п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО требования истца удовлетворил в полном объеме.

Стоит напомнить, что «исключение общества из единого государственного реестра юридических лиц в порядке, установленном федеральным законом о государственной регистрации юридических лиц для недействующих юридических лиц, влечет последствия, предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации для отказа основного должника от исполнения обязательства. В данном случае, если неисполнение обязательств общества (в том числе вследствие причинения вреда) обусловлено тем, что лица, указанные в пунктах 1 — 3 статьи 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, действовали недобросовестно или неразумно, по заявлению кредитора на таких лиц может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам этого общества» (п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО).

Суд кассационной инстанции по результатам рассмотрения кассационной жалобы посчитал, что судом апелляционной инстанции правильно установлены фактические обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора, им дана надлежащая правовая оценка, приведенные сторонами доводы и возражения исследованы в полном объеме с указанием в судебных актах мотивов, по которым они были приняты или отклонены, выводы суда соответствуют установленным фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам, нормы права, регулирующие спорные правоотношения, применены правильно.

[3]

Позиция суда апелляционной инстанции состояла в том, что в соответствии с п. 3 ст. 53 Гражданского кодекса РФ лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно.

Суд апелляционной инстанции также указал, что лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, несет ответственность, если будет доказано, что при осуществлении своих прав и исполнении своих обязанностей оно действовало недобросовестно или неразумно, в том числе если его действия (бездействие) не соответствовали обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску.

П. 12 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» установлено, что по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действия (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Небольшая ремарка: В общем-то суд апелляционной инстанции фактически переквалифицировал требование о привлечение к субсидиарной ответственности в требование о взыскании убытков. На мой взгляд это не критично, так правовая аргументация и доказывание причинно-следственной связи в данном случае не меняется, так как действия ответчика и последующее исключение контролируемого им лица из ЕГРЮЛ стали основанием для взыскания с него убытков.

Краткий вывод: По сути данный способ работает, пусть и немного в усеченном формате.

Подводя общий итог стоит отметить, что действующее законодательство и правоприменительная практика дает куда больше возможностей для маневров в борьбе с недобросовестными должниками нежели классическое банкротство, которое пока в большинстве случаев напоминает старый добрый афоризм — «В руках было, да по пальцам сплыло».

Субсидиарная ответственность члена совета директоров

Попробуем разобраться, является ли член совета директоров субъектом, которого можно привлечь к субсидиарной ответственности?

Законом установлен круг лиц, на которых может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам должника.

[1]

При этом, сам факт наличия статуса члена совета директоров не свидетельствует о наличии у такого лица признаков контролирующего должника, а значит не является безусловным доказательством возможности привлечения его к субсидиарной ответственности только в силу наличия указанного статуса.

В соответствии с положениями Закона о банкротстве, контролирующее должника лицо — лицо, имеющее либо имевшее в течение менее чем два года до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе путем принуждения руководителя или членов органов управления должника либо оказания определяющего влияния на руководителя или членов органов управления должника иным образом (в частности, контролирующим должника лицом могут быть признаны члены ликвидационной комиссии, лицо, которое имело право распоряжаться пятьюдесятью и более процентами голосующих акций акционерного общества или более чем половиной долей уставного капитала общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью, руководитель должника).

В соответствии с подпунктом 1 пункта 4 статьи 61.10 Закона о банкротстве пока не доказано иное, предполагается, что лицо являлось контролирующим должника, если это лицо являлось руководителем должника или управляющей организации должника, членом исполнительного органа должника, ликвидатором должника, членом ликвидационной комиссии.

При этом, совет директоров (наблюдательный совет) общества осуществляет лишь общее руководство деятельностью общества, за исключением решения вопросов, отнесенных к компетенции общего собрания акционеров.

Совет директоров не отнесен законодателем к исполнительным органам общества, осуществляющим руководство текущей деятельностью общества (пункт 1 статьи 69 Закона об акционерных обществах). Поэтому презумпция Закона о банкротстве на членов совета директоров не распространяется. Отнесение членов совета директоров к контролирующим лицам подлежит доказыванию на общих основаниях.

Необходимым условием отнесения лица к числу контролирующих должника является наличие у него фактической возможности давать обществу-должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия.

Кроме того, при формировании позиции защиты члена совета директоров от субсидиарной ответственности, необходимо обращать внимание на такие факты как получение им, в качестве члена совета директоров вознаграждения, непосредственное личное участие в заседаниях совета директоров. Отсутствие таких обстоятельств будет указывать лишь на формальное, а не фактическое исполнение обязанностей члена совета директоров.

Тем не менее, в судебной практике имеется ряд прецедентов о привлечении членов совета директоров к субсидиарной ответственности.

Субсидиарная ответственность: 10 интересных споров 2019 года

Субсидиарная ответственность акционеров - картинка 5

При банкротстве компании кредиторы обычно получают меньше, чем рассчитывали. Поэтому в последние несколько лет стала популярна процедура привлечения учредителей и руководителей банкрота к дополнительной — субсидиарной ответственности. Она весьма удобна для кредиторов, ведь деньги взыскиваются из имущества физического лица, которое обычно имеет собственность на внушительную сумму. Мы отобрали десять свежих примеров из судебной практики с важными выводами судей. В большинстве приведенных споров о субсидиарной ответственности даже суды не всегда приходили к единому мнению.

Еще несколько нюансов

1. Норма пункта 3.1 ст. 3 ФЗ «Об ООО» применяется к отношениям, которые возникли после его вступления в силу (после 28.07.2017 г.), что подтверждается судебной практикой, в том числе свеже опубликованной позицией Верховного суда РФ. То есть, говорить о субсидиарной ответственности можно только в отношении руководителей компаний, исключенных из реестра после указанной даты.

2. Важный момент: КДЛ привлекается к ответственности, если действовал «недобросовестно или неразумно», что должны доказать кредиторы в ходе судебного разбирательства.

Как указал Верховный суд РФ в одном из своих последних определений

«. само по себе исключение юридического лица из ЕГРЮЛ в результате действий (бездействия), которые привели к такому исключению (отсутствие отчетности, расчетов в течение долгого времени), равно как и неисполнение обязательств не является достаточным основанием для привлечения к субсидиарной ответственности в соответствии с названной нормой. Требуется, чтобы неразумные и/или недобросовестные действия (бездействие) контролирующих должника лиц привели к тому, что общество стало неспособным исполнять обязательства перед кредиторами, то есть фактически за доведение до банкротства». Определение Верховного суда РФ по делу № А65-27181/2018 от 30.01.2020г.

Например, в отношении директора критерии неразумных или недобросовестных действий еще в 2013 году сформулировал Высший арбитражный суд РФ:

— заключил сделку при конфликте интересов (личной заинтересованности), скрыл этот факт или такая сделка не была предварительно одобрена участниками Общества;

— скрывал информацию о совершенной им сделке от участников Общества, либо предоставлял им недостоверную информацию о ней;

  • совершил сделку без обязательного для нее одобрения органов юридического лица;
  • прекратив полномочия, удерживает и уклоняется от передачи документов компании, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для нее;
  • знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам организации. Например, совершил сделку (голосовал за ее одобрение) на заведомо невыгодных для компании условиях или с заведомо «подозрительной» организацией (например, «фирмой-однодневкой» и т. п.).
  • принял решение без учета известной ему информации, имеющей значение в данной ситуации и т.п.

Некоторые суды посчитали сам факт непредставления руководителем отчетности, предусмотренной законодательством РФ, и неосуществления операций хотя бы по одному банковскому счету в течение последних 12 месяцев недобросовестным и неразумным поведением, и привлекли к ответственности. Иными словами, руководитель прекратил принимать действия, направленные на извлечение прибыли и создание самой возможности погашения долга.

Но большинство судов, в том числе и Верховный суд РФ, придерживаются мнения, что это не является исчерпывающим доказательством и требуют предоставить дополнительные факты недобросовестности или неразумности действий руководителя. При отсутствии таких доказательств суд должен отказать в иске.

Рекомендации для кредиторов здесь следующие:

  • в первую очередь в качестве соответчиков указывать директора/участников, которые были указаны в ЕГРЮЛ в момент исключения из него компании, поскольку в соответствии с указанной нормой факт исключения компании из ЕГРЮЛ означает отказ основного должника от исполнения обязательства и, как следствие, вину последних руководителей компании в этом, а, следовательно, их субсидиарную ответственность;
  • также можно указать директора/участников должника в момент неисполнения его обязательства. Однако, доказывая виновность указанных лиц, кредитору придется приложить усилия, в первую очередь потому, что презумпции их вины в данной ситуации в законодательстве нет;
  • требования к ответчикам необходимо предъявлять в арбитражный суд по последнему адресу Должника, указанному в ЕГРЮЛ. К слову, с момента вступления в силу с июля 2017 г. новой нормы (п. 3.1 ст. 3 ФЗ «Об ООО») существовала разная судебная практика, когда такие иски рассматривали и арбитражные суды, и суды общей юрисдикции. Но начиная с 2019 г. арбитражные суды различных регионов однозначно указывают на подсудность таких споров арбитражным судам по месту нахождения исключенного из ЕГРЮЛ Общества.

Полезность данной нормы для добросовестных кредиторов сложно переоценить. И для недобросовестных она открывает широкий горизонт возможностей.

Если не привлекли к субсидиарной, то могут просто взыскать убытки

Суды трех инстанций отказали в применении субсидиарной ответственности. Они не нашли причинно-следственной связи между действиями руководителей и банкротством предприятия, потому что только по одной сделке с недвижимым имуществом был получен убыток. Заключение же сделок с аффилированными организациями — не повод для субсидиарной ответственности.

А Верховный Суд заметил, что такая тотальная реализация недвижимого имущества выходит за рамки стандартной управленческой практики, применяемой в обычной хозяйственной деятельности. Учитывая это, судам следовало предложить директорам раскрыть реализуемый ими план, цели столь масштабной кампании по передаче основных ликвидных активов другим лицам, в том числе аффилированным с должником, предполагаемый результат выполнения данного плана. Такие действия суды не совершили. Судьи надлежащим образом не оценили сделки на убыточность.

По мнению Верховного Суда, независимо от того, каким образом при обращении в суд заявитель поименовал вид ответственности и на какие нормы права он сослался, самостоятельно квалифицирует предъявленное требование. При недоказанности оснований привлечения к субсидиарной ответственности, но доказанности противоправного поведения контролирующего лица, влекущего иную ответственность, судебный орган принимает решение о возмещении таким контролирующим лицом убытков.

Этот спор отправили на новое рассмотрение.

Истец не обязан доказывать вину контролирующих должника лиц

Суды первой и второй инстанции не применили субсидиарную ответственность. По их мнению, истец имел подтвержденное судебным актом право требования. Поэтому мог, добросовестно пользуясь своими правами кредитора, заявить о несогласии с ликвидацией. Но такое заявление сделано не было, ликвидацию в установленном законом порядке он не оспорил.

Отклоняя все доводы кредитора, суды ограничились фразами: «Истцом не представлено бесспорных доказательств, подтверждающих факт недобросовестного и неразумного поведения ответчиков», «Доказательств, свидетельствующих об умышленных действиях ответчиков, направленных на уклонение от исполнения обязательств перед истцом, не представлено». Поскольку истец не предоставил доказательства умысла контролирующих лиц, суды отказали в удовлетворении заявленных требований.

Арбитражный суд Московского округа пришел к иному выводу. Нижестоящие суды не учли, что доказывание истцом соответствующих обстоятельств затруднено, потому что должник уклоняется от оплаты задолженности с противоправной целью, поэтому изначально принимает все меры, чтобы данные факты не подтвердились. Предъявление к кредитору высокого стандарта доказывания влечет неравенство процессуальных возможностей, так как он вынужден представлять доказательства, доступ к которым у него отсутствует в силу его невовлеченности в спорные правоотношения (либо он вынужден подтверждать обстоятельства, которых не было).

Суд кассационной инстанции выяснил, что руководители должника имели возможность погасить задолженность, но не сделали этого, что перекладывает бремя доказывания на них. Именно директор и учредитель обязаны доказать, что их действия оправданы стандартной хозяйственной деятельностью.

Привлечение к субсидиарной ответственности учредителя и директора без банкротства компании

В ситуации, когда есть неисполненное решение суда, перед генеральным директором и юристом истца сегодня уже не стоит вопрос подавать или не подавать заявление о банкротстве ответчика. Конечно подавать! Ведь для этого есть две взаимосвязанные причины.

Причина 1 – если у компании-должника есть активы или ведется реальная хозяйственная деятельности, то заявление о банкротстве может ускорить процедуру возврата долга. Ведь собственник такого бизнеса не собирается его закрывать из-за долга Вам (конечно если сумма долга не превышает стоимость бизнеса должника). Впрочем, даже если бизнес должник уже не ведет, его собственник все равно может начать рассчитываться с Вами по долгам, так как перед ним «маячит» Причина 2- угроза привлечения к субсидиарной ответственности.

Причина 2 – даже если Причина 1 «не сработала» и должник все еще не спешит рассчитаться по своим долгам, существует реальная возможность привлечь к субсидиарной ответственности не только саму компанию, но и ее участников (учредителей), директоров и иных контролирующих лиц как и в уже инициированной процедуре банкротства, так и не проходя длительный и затратный процесс банкротства.

Привлечь к «субсидиарке» можно даже после завершения банкротства

Апелляционная инстанция не согласилась с таким выводам, ведь согласно ст. 57 Постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 53 иск о субсидиарной ответственности нельзя подать, если суд уже отказал при рассмотрении дела о банкротстве. Таким образом, суд первой инстанции помешал заявителю хотя бы когда-нибудь взыскать деньги с контролирующих лиц. Девятый арбитражный апелляционный суд посчитал это грубым нарушением прав кредитора и вернул дело на новое рассмотрение.

Арбитражный суд Московского округа не согласился с апелляцией и поддержал изначальное решение первой инстанции. Судьи кассации указали, что конкурсная масса формируется на этапе конкурсного производства, соответственно, подать заявление о привлечении контролирующих должника лиц можно только в рамках его проведения. При завершении процедуры заявитель утрачивает право на привлечение к «субсидиарке» в рамках банкротства.

Дело дошло до Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда, которая обнаружила в вердикте кассационной станции нарушение права кредитора на судебную защиту. По мнению судей ВС РФ, завершение дела о банкротстве и внесение записи об исключении должника из ЕГРЮЛ не препятствовали рассмотрению данного заявления по существу в рамках дела о банкротстве, учитывая, что контролирующие должника лица правоспособность сохранили. Спор вернули в первую инстанцию, чтобы его рассмотрели еще раз.

Примечание редакции:

Субсидиарная ответственность акционеров - картинка 8

Кого можно привлечь к субсидиарной ответственности

В статье 61.10 Закона о банкротстве вы не найдете исчерпывающего списка контролирующих должника лиц (далее – КДЛ). В части первой этой статьи содержится лишь определение КДЛ — физическое или юридическое лицо, имеющее либо имевшее право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника.

Здесь же указаны сроки в течение которых лицо может считаться КДЛ – три года до возникновения признаков банкротства, а также время после возникновения признаков банкротство до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.

Список лиц, которые точно являются КДЛ и могут быть привлечены к субсидиарной ответственности приведен в части четвертой это же статьи:

— руководитель должника (включая ликвидатора), член исполнительного органа (включая ликвидационную комиссию);

— участник или акционер Общества-должника, имеющий во владении более 50% акций (долей в уставном капитале);

— бенефициар общества (реальный владелец бизнеса).

При этом, в силу части 5 этой же статьи иные лица также могут быть признаны судом контролирующими должника.

Основания привлечения к субсидиарной ответственности

Два основания наступления субсидиарной ответственности указанных лиц установлены статьей 61.11 — Субсидиарная ответственность за невозможность полного погашения требований кредиторов и статьей 61.12 — Субсидиарная ответственность за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника Закона о банкротстве.

Первое основание. Согласно статье 61.11 Закона о банкротстве субсидиарная ответственность наступает, если полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица. При этом пункт 12 этой же статьи предусматривает возможность привлечь к ответственности контролирующее должника лицо также в случае, если производство по делу о банкротстве прекращено в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве.

Второе основание. Согласно статье 61.12 Закона о банкротстве наступает субсидиарная ответственность за неисполнение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд (созыву заседания для принятия решения об обращении в арбитражный суд с заявлением должника или принятию такого решения) в случаях и в срок, установленные статьей 9 Закона о банкротстве. При этом ответственным является лицо, на которое возложена обязанность по созыву заседания для принятия решения о подаче заявления должника в арбитражный суд, и (или) принятию такого решения, и (или) подаче данного заявления в арбитражный суд.

Право на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве

Статья 61.19 Закона о банкротстве устанавливает порядок рассмотрения заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве.

Часть 1 указанной статьи предусматривает, что правом на подачу заявления по первому основанию (ст. 61.11 — субсидиарная ответственность за невозможность полного погашения требований кредиторов) Закона о банкротстве обладают те же лица, которые имеют право на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности в деле о банкротстве, то есть:

-кредиторы по текущим обязательствам,

— кредиторы, чьи требования были включены в реестр требований кредиторов,

— кредиторы, чьи требования были признаны обоснованными, но подлежащими погашению после требований, включенных в реестр требований кредиторов,

-заявитель по делу о банкротстве в случае прекращения производства по делу о банкротстве (по основанию отсутствия финансирования) до введения процедуры, применяемой в деле о банкротстве,

— уполномоченный орган в случае возвращения заявления о признании должника банкротом.

Часть 5 этой же статьи предусматривает, что заявление о привлечении к субсидиарной ответственности по второму основанию (ст. 61.12 — субсидиарная ответственность за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника) также может быть подано после прекращения производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве. Однако в этой норме не содержится перечень лиц, которые могут обратиться в суд с таким заявлением.

Системное толкование норм Закона о банкротстве позволяет сделать вывод, что перечень является аналогичным указанному выше. То есть, заявитель по делу о банкротстве, прекращенному в связи с отсутствием финансирования, также имеет такое право, что подтверждается пунктом 31 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (далее – Постановление Пленума)

Наибольший интерес для нас представляет закрепленное в статье 61.19 Закона о банкротстве право заявителя по делу о банкротстве, подать заявление о привлечении к субсидиарной ответственности, в случае прекращения производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве (до введения процедуры, применяемой в деле о банкротстве).

Ведь наиболее безнадежное положение при взыскании долга (до введения в Закон о банкротстве в 2017г. разбираемых нами поправок) было у взыскателя, долг перед которым был единственным у компании -должника. В таком случае при подаче заявления о банкротстве и последующем прекращении дела о банкротстве в связи с отсутствием у должника каких-либо активов и средств на финансирование процедуры, взыскатель оставался ни с чем.

Теперь ситуация меняется кардинальным образом. Если суд прекратил производство на стадии проверки обоснованности заявления о банкротстве на основании абзаца восьмого пункта 1 статьи 57 Закона о банкротстве, то есть в силу отсутствия средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему (ну нет у должника активов и средств!), то у взыскателя появляется право подать заявление о привлечении к субсидиарной ответственности участника (учредителя), директора и других КДЛ вне рамок дела о банкротстве. Иными словами, появляется реальная возможность «переложить» долг компании-пустышки, на физических лиц (учредителей, директора) или на юридических лиц (материнские компании), учредителей компании-должника.

Такое заявление подается в тот же суд, который рассматривал заявление о банкротстве и будет рассмотрено как обычный иск в силу прямого указания части 5 ст. 61.12 Закона о банкротстве. Более того, в рассматриваемом случае наш взыскатель обладает эксклюзивным правом на подачу заявления, то есть иные лица, у которых есть требования к должнику (даже подтвержденные судебным решением) не привлекаются к участию в деле, поскольку не обладают таким правом. Об этом говорит все тот же пункт 31 Постановления Пленума, который также указывает и единственное условие для подачи заявления — задолженность должна быть подтверждена вступившим в законную силу судебным актом.

Итоги и практическое применение

Согласно проанализированным нормам Закона о банкротстве, основными условиями привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве являются:

  • наличие судебного решения о присуждении сумм;
  • наличие прекращенного производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения расходов на проведение процедур банкротства;
  • статус первого заявителя по делу о банкротстве.

Практическое применение механизма субсидиарной ответственности вне дела о банкротстве может быть реализовано в несколько этапов в сроки от 6 месяцев до 1,5 лет.

Этап 1 (срок от 1 до 3 мес. после вступления решения в законную силу)

У взыскателя на руках есть судебное решение, вступившее в законную силу, и (или) исполнительный лист.

При этом Должник:

а) уклоняется от исполнения решения и не платит, при этом активно противодействует службе судебных приставов в принудительном взыскании и продолжает вести хозяйственную деятельность;
б) уклоняется от исполнения решения и не платит, при этом не ведет хозяйственную деятельность, но имеет активы, которые передал в пользование свои аффилированным структурам и продолжает извлекать из них доход (возможно через подставных лиц);

в) является компанией-пустышкой, то есть фактически прекратил хозяйственную деятельность, обороты по счетам отсутствуют, не имеет активов, а служба судебных приставов вернула исполнительный лист в связи с невозможностью найти должника (его имущество) или в связи с отсутствием у должника имущества (подпункты 2 и 3 пункта 1 статьи 46 Закона об исполнительном производстве). А собственник компании-должника, возможно, продолжает вести бизнес, через другие подконтрольные ему структуры.

Этап 2 (срок рассмотрения заявления от 1 до 3 мес)

Взыскатель обращается в арбитражный с заявлением о банкротстве. На этапе проверки заявления суд устанавливает невозможность финансирования расходов на проведение процедуры банкротства и прекращает производство по заявлению.

Этап 3 (от 3 мес. до 1,5 лет)

Взыскатель обращается в арбитражный суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности КДЛ. Суд рассматривает заявление и выносит решение об удовлетворении или об отказе в удовлетворении заявления. В случае успешного разрешения дела в пользу взыскателя суд выдает исполнительный лист.

Также, надо учитывать, что на любом этапе должник может найти возможность рассчитаться с взыскателем или предложить мировое соглашение, не дожидаясь подачи заявления о привлечении к субсидиарной ответственности, с целью этой самой ответственности избежать.

Субсидиарная ответственность акционеров - картинка 10Раскрываю повседневную жизнь банкротчика на телеграм-канале «Банкротный волк» — подписывайтесь!

Источники

Литература


  1. Смоленский, М. Б. Теория государства и права для студентов вузов / М.Б. Смоленский. — М.: Феникс, 2014. — 256 c.

  2. Правовые и социально-психологические аспекты управления. — М.: Знание, 2005. — 320 c.

  3. ред. Яблоков, Н.П. Криминалистика: Практикум; М.: Юристъ, 2011. — 575 c.
  4. Кудрявцев, И. А. Комплексная судебная психолого — психиатрическая экспертиза / И.А. Кудрявцев. — М.: Издательство МГУ, 2017. — 498 c.
  5. Пчелинцева, Л.М. Семейное право России; Норма, 2011. — 704 c.

Добавить комментарий

Мы в соцсетях

Подписывайтесь на наши группы в социальных сетях